By Igor Kuzmenko

Читайте этот пост на русском ниже.

At my organization, the Association of Substitution Treatment Advocates of Ukraine, we provide psychosocial support to patients in substitution therapy (ST). Ukraine has the highest HIV infection rates in Europe, and one of the highest rates of drug addiction in the world, so I can say with confidence that I’m doing useful work.

In March 2010, I attended a Video Advocacy Institute training organized by WITNESS, the Hungarian Civil Liberties Union (HCLU) and Open Society Institute (OSI) in Budapest. If I had been told then that as a result, I would get the career of my life, I would not have believed it. Before the training I was able to use a mobile phone camera, but I knew absolutely nothing about video advocacy.  After just a few days in Budapest we were able to absorb a huge amount of knowledge and skills about creating advocacy video.  We left with knowledge about filming, basic editing, planning shots, the nuances of music and much more. In addition, we learned the key thing – to believe in ourselves. Often since then I thank them for it!

My first film, “The right to be Dependent –  Sergey “ came immediately after the training. The protagonist of the film, Sergey, is an ST patient from Ivano-Frankivsk, Ukraine. I knew him before filming, but while working on the film, I came to know a new man.  The story of Sergey made a strong impression on me. He is a single father of a girl, he takes care of his elderly mother and he is honest and kind man, despite all the difficulties he is dealing with. My first film is very dear to me.

The topics raised in the first film are many. Since the first ST pilot project, there are many problems with the program in Ukraine. Public attitudes toward ST are not as positive as we would like. I am a patient of ST and I know how hard we have to work to introduce this idea. When I do a new video, I always try to remember the words of one of the Budapest trainers: always think about the “grandmother watching TV.” This relates to changing your audiences’ perspective from “negative” to “neutral.”

Making an ally out of an opponent in five minutes isn’t feasible, but making them think – this is quite possible. Using the lens of the “grandmother watching TV” means you have to tailor your video to your audience. In this case, adapting your content to reach someone who has no understanding of harm reduction issues and may think that addicts are the worst of all that is on earth. Convincing such a person is difficult, but possible!

In my second film, a woman named Irina talks about universal values – family, children, health, and life. Irina is also an ST patient, a kind mother of three sons (one of whom is missing both hands.) She used drugs, served time in prison, lost parental rights, but found the strength to return to her children and change their lives for the better. I love Ira. Her film, “The Right to be Dependent – Irina” is  my favorite of all the films I have made.

The third film in the series “The Right to be Dependent – Eugene” was filmed in Donetsk, Ukraine. Eugene is a pharmacy owner and participates in an ST program.  It is very significant that Eugene is not a citizen of Ukraine (his passport is from Russia). The fact that Russian drug users are unable to receive adequate medical care at home and must go out of their country to receive ST is a serious problem for Russia, which the authorities do not pay any attention.

There, in Donetsk, I made another film – “The Continuity of ST.” The issue of continuity of substitution therapy is a very vital one for Ukraine. Ukrainian ST patients face challenges in visiting the hospital, because when these patients are hospitalized for medical reasons, in most cases they they don’t receive their ST once they are at the hospital. This results in ST patients being afraid to go to the hospital. Other issues are present in traveling and getting jobs, because patients need to make frequent trips to their ST clinics.

Another issue is that ST participation in Ukraine is not anonymous and employers may, if they desire, obtain information about the diagnoses of their workers. The police also know of all of the patients who are receiving ST in the area. This can lead to discrimination and other problems. For example, when police know identities of ST patients, they often use this information to manipulate and pressure the patients.

Unfortunately, one of the protagonists of the films died a few months later, and without access to ST at the hospital where he had to go for medical treatment. This is an example of the issues about the lack of continuity of ST in Ukraine.  Many patients do not visit the hospital, afraid of being committed without access to ST drugs.

I have made 20+ films. They are about the ST, Hepatitis C and tuberculosis. In Ukraine, almost all of these programs deserve quality improvement, especially in terms of the human rights angle . I’m not going to stop, I have a lot of plans to make more videos. I am thinking of a new film about the problems of drug users in the former Soviet Union that explores why the Baltic countries were able to achieve good results in overcoming the epidemic of HIV-AIDS, and in Russia and Ukraine, these results are not as impressive. I hope that all my plans will be realized.

WITNESS is doing a great job: giving people the main thing – the belief that one person can change the world for the better. And I’m not alone, right?

Thank you WITNESS!

Igor works for the Association of Substitution Treatment Advocates of Ukraine (ASTAU). Follow him on Twitter: @Kouzya

Читайте этот пост на русском ниже.

Меня зовут Игорь Кузьменко, мне 44. Я живу в Украине. Я социальный работник в благотворительной организации. Мы осуществляем психосоциальное сопровождение пациентов заместительной поддерживающей терапии. В Украине самый высокий в Европе показатель инфицированности ВИЧ и один из самых высоких показателей наркотизации в мире, поэтому я могу с уверенностью сказать, что я делаю полезное дело.

В марте 2010 года, я был отобран на тренинг VAI, организованном WITNESS, HCLU и OSI в Будапеште. Если бы мне тогда сказали, что в результате этого я обрету дело всей моей жизни, я бы не поверил. До тренинга я умел пользоваться лишь камерой в мобильном телефоне, а о видеоадвокации не знал абсолютно ничего. Но в Будапеште, всего за десять дней в наши головы смогли вложить огромное количество знаний по адвокации и практических навыков создания видео: умение пользоваться камерой, основы монтажа, написание предварительного сценария, нюансы музыкального сопровождения и много другого. Кроме того, нам помогли в главном – поверить в собственные силы. Часто с тех пор я говорю им большое спасибо за это!

Свой первый фильм «Право на зависимость. Сергей» (https://www.youtube.com/watch?v=TojdqlFfHT8)  я сделал сразу по окончании тренинга. Герой фильма – пациента заместительной терапии из Ивано-Франковска по имени Сергей. Я знал его и до съёмок, но во время работы над фильмом, я увидел нового человека, совсем мне не знакомого. Я был потрясён! Мне очень дорог мой первый фильм. А с Сергеем мы с тех пор большие друзья.

Тема, затронутая в первом фильме очень ёмкая. У метадоновых программы в Украине множество проблем, со времени первых «пилотных» проектов прошло не более 7 лет. Отношение общества к ЗПТ не такое позитивное, как хотелось бы. Я сам пациент ЗПТ и знаю, как сложно у нас внедрять новое. Когда я делаю новый фильм, я всегда стараюсь помнить слова одного из будапештских тренеров: всегда ориентируйся на «бабушку у телевизора». Именно её нужно убедить изменить своё мнение с «отрицательного» на «нейтральное». Сделать оппонента за пять минут союзником не возможно, но заставить его задуматься – вполне по силам. Под «бабушкой у телевизора» подразумевается абсолютно не подготовленный человек, который в вопросах снижения вреда не понимает ничего, зная только, что наркоманы – худшее из всего, что есть на Земле. Переубедить такого человека сложно, но возможно!

В фильме об Ирине речь идёт об общечеловеческих ценностях – семье, детях, здоровье, жизни. Ирина – пациент ЗПТ, добрейший человек, мать троих сыновей (один из которых инвалид без обеих рук). Она принимала наркотики, отсидела срок, была лишена родительских прав, но нашла в себе силы вернуть детей, и изменить жизнь в лучшую сторону. Я очень люблю Иру.

«Право на зависимость. Ирина» (https://www.youtube.com/watch?v=jiH68TcZbao)  – мой самый любимый из всех фильмов, сделанных мной.

Третий фильм из цикла «Право на зависимость. Евгений» (https://www.youtube.com/watch?v=_hPvrTbsKJI) снят в Донецке. Женя – бизнесмен, владелец аптеки, пациент метадоновой программы. Для меня очень важно, что Женя  не гражданин Украины, у него паспорт Российской Федерации. То, что наркозависимые россияне, лишённые возможности получать адекватное медицинское обслуживание у себя дома, уезжают из своей страны – серьёзная проблема России, на которую власти страны не обращают никакого внимания. Это очень печально.

Там же, в Донецке, я снял ещё один фильм – «Непрерывность ЗПТ» (https://www.youtube.com/watch?v=SFr3Q8PNngQ). Тема непрерывности ЗПТ для Украины очень важна. Пациент украинской метадоновой программы не может лечь в больницу, ему сложно поехать в другой город, сложно устроиться на работу, потому что график работы сайтов не совпадает с рабочим расписанием. Участие в метадоновой программе в Украине не анонимно и работодатель при желании может узнать о диагнозе «наркозависимость» своего работника. Знают всех пациентов ЗПТ и в полиции.

К сожалению, один из героев этого фильма умер спустя несколько месяцев, так и не получив возможности получать ЗПТ в больнице, куда ему нужно было ложиться по медицинским показаниям. Отсутствие непрерывности ЗПТ – самая большая проблема украинских метадоновых программ. Многие пациенты не доживают до госпитализации, боясь остаться без замещающего препарата…

Я сделал больше 20 фильмов. Они о ЗПТ, вирусном гепатите C, туберкулёзе. В Украине практически всё заслуживает качественного улучшения, особенно права человека и медицина.

Останавливаться я не собираюсь, у меня большое количество планов и множество не затронутых тем. Есть идея сделать фильм о проблемах наркопотребителей на постсоветском пространстве: почему в странах Балтии за десять-пятнадцать лет смогли добиться хороших результатов в преодолении эпидемии ВИЧ-СПИД, а в России и в Украине эти результаты не столь впечатляющие? Я очень надеюсь, что все мои планы будут реализованы.

WITNESS делает большую работу: даёт людям главное – веру в то, что и один человек может изменить мир в лучшую сторону. А ведь я не один, правда?

Спасибо, WITNESS!

2 thoughts on “Video, Human Rights and Drug Policy in Ukraine

  1. Hi there, just was alert to your weblog through Google, and found that it’s truly informative. I’m going to be careful for brussels. I’ll appreciate in case you continue this in future. A lot of other people will probably be benefited out of your writing. Cheers!

Leave a Reply

Your email address will not be published.